Новости

Судьба фамильного дома

(Окончание. Нач. в № 139-141 от 6.12.19)

Вскоре умер от воспаления легких Семен — перемерз в заброшенном колодце, занесенном снегом, куда нечаянно попал, охотясь за зайцами, и не смог самостоятельно выбраться. Спас его местный фельдшер Иванов, который также был на охоте. Eго собака стала лаять на колышущийся на ветру черный шарф, выброшенный наверх потерпевшим. Этим она привлекла внимание хозяина. С помощью фельдшера горе-охотник добрался домой, но выздороветь не смог.

Теперь Меланье одной пришлось растить детей Катю и Алексея, а потом провожать сына на службу в армию, женить, радоваться его возвращению с фронта.

Как-то уже у старенького отца я поинтересовалась, куда делся дедовский дом. Отец ответил, что его определили под контору колхоза «Комсомолец», то есть перетянули с окраины села, именуемой «Суктичка», с подворья Семена, в центр. Расспросы я не продолжила, посчитала, что это было очень давно, и дом, конечно, уже разрушился.

На самом же деле, вернувшись в 1947 году с войны, отец десять лет работал бригадиром полеводческой бригады в этом колхозе, и все эти годы неоднократно бывал в конторе, каждый раз перешагивая порог дома, в котором родился и провел детство. С какими чувствами и мыслями он это делал, ему одному лишь известно. Но думаю, что дух его родных, пропитавший стены отчего дома, долгие годы согревал его, придавал ему сил. Ведь и после реорганизации колхоза в 4-ю ферму совхоза «Родина», а потом в ферму совхоза «Степновский» их правления находились все в том же просторном помещении. А отец до самой пенсии был достойным тружеником этих коллективов в роли заведующего МТФ, потом гуртоправа.

На крыльце конторы. 1956 год

На верхнем этаже дома был широкий коридор. Дальше справа находилась большая комната, где и располагались правления хозяйств. В комнатах поменьше размещались в разное время и почта, и архив, и бухгалтерия. С крылечка ступеньки вели на первый этаж в полуподвальное помещение. Колхозу оно служило складом. В 60-е годы в нем организовали магазин смешанных товаров. А потом часть коридора выделили под продуктовый ларек, в котором первый трудовой опыт получала моя старшая сестра Юлия. И хотя она не знала, что каждое утро открывала дверь фамильного «гнезда», но ее старт в трудовую жизнь из него был успешным. Она получила образование в Ростовском кооперативном училище и всю жизнь проработала в торговле. В последнее время в подвальном помещении был хозмаг.

Колхозный двор с конторой в дедовском доме, а позже фермовский двор стоял с северо-восточной стороны нынешней местной школы. И мимо него многие годы ходили школьники, не задаваясь вопросом, чей дом смотрит на них добрым взглядом своих окон. И взрослея, и старея, они видели все то же строение, что и в детстве. Мария Ивановна Ковалева в Федосеевскую школу пошла в военное время и недавно в разговоре со мной подтвердила, что до середины 80-х годов на углу хоздвора стояло одно и то же знакомое ей здание. После случившегося пожара от неисправной электропроводки его разобрали.

Около девяноста лет служило федосеевцам творение рук моего деда, хотя строилось всего лишь для семьи. А сколько их, построек дореволюционного времени, еще в нормальном состоянии и под своим кровом согревают людей. И за каждым стоят судьбы человеческие. Каждый такой дом — чья-то фамильная реликвия.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта